Норвежская лесная

 
   
 
На выставках кошек в Европе владельцы и заводчики норвежских лесных кошек, как правило, сидят обособленно от других экспонентов. Они украшают клетки и пространство вокруг себя фигурками лосей и еловыми ветками, навевающими мотивы Пер Гюнта — это очень эффектно.
Норвежские лесные — это дикие кошки?
Такой вопрос мне задают время от времени и посетители выставок у клетки, и потенциальные покупатели по телефону, причем некоторые даже бывают разочарованы, когда узнают, что это не так.
Норвежская лесная — одна из многочисленных пород домашних кошек, но в России представители ее малочисленны, потому что породу мало знают. Относится она к группе полудлинношерстых.
Пожалуй, это одна из самых необыкновенных кошек. На первый взгляд — кошка как кошка: морда не приплюснута, уши не деформированы, шерсть на месте и хвост присутствует, да и окрас самый обычный. Это не перс, не сфинкс, не скотиш, не керл и не бобтейл — «не на что смотреть, совсем как наш Васька, пойдем дальше». Тот же, кто задержится у клетки, порой скажет: «Какой странный сибиряк!». Имеет смысл внимательнее присмотреться к этой породе, вы увидите, что не так уж все просто.

Странный «сибиряк»

Животные эти, а особенно коты, крупные, мощные, статные, с хорошо развитой мускулатурой. Вес кота 5,5-8 кг. Тело вытянутое, на высоких крепких ногах, покрыто роскошной, слегка жирной на ощупь, трехслойной водоотталкивающей шубой: густой волнистый подшерсток, ниспадающая покровная шерсть, а на спине — и боках жесткий остевой волос. Пышный струящийся «павлиний» хвост завершает это великолепие — достает он до лопаток, а иногда и до шеи. Наряд полностью одетого кота особенно хорош — великолепный воротник, состоящий из гривы, бакенбард и длинного нагрудника, а задние ноги, более длинные, чем передние — в пышных штанишках. Летом шубка выглядит скромнее, животное кажется меньше. Окрасы разнообразны: черные, голубые, красные и кремовые, красно-черные и голубо-кремовые черепаховые, с рисунком и без рисунка, с любым количеством белого. Особый «изыск» — дым и серебро. При окрасе без рисунка текстура шерсти более мягкая. Не допускаются сиамский, абиссинский, лиловый и шоколадный окрасы. Лапы крупные округлые, с мощными когтями и длинными пучками шерсти между пальцами. Голова норвежской лесной — правильный треугольник с хорошо развитым подбородком, с прямым профилем, без пинча. Нет «щечек», нет выпуклых подушечек под роскошными длинными усами. Крупные, развернутые вперед уши высоко поставлены — «ушки на макушке». Расстояние между ушами равно ширине основания уха. Украшены уши длинными пучками шерсти, растущими изнутри, а на заостренных кончиках могут быть кисточки. Глаза миндалевидные, поставленные несколько наискось, цвет от желтого до зеленого, взгляд загадочный, полный чувства собственного достоинства. Кошки мельче, изящнее, чем коты. Весь облик этих животных гармоничен, все в нем пропорционально и естественно.
Порода эта позднезрелая, полностью развиваются животные к пяти годам. Котята рождаются довольно крупными — длинные «сарделечки», покрытые плотной короткой шерстью, с вытянутой головой, с маленькими прижатыми ушами. Глазки открывают в 7-10 дней, форма глаз у котят округлая. Признаки породы в экстерьере проявляются постепенно примерно к трем месяцам. Уже в полгода животное выглядит внушительно, далее рост идет менее заметно, но вдруг вы замечаете, что вашего котика одной рукой уже не поднять.

Характер — нордический

Стареют они поздно. Первая моя норвежка до 12 лет приносила прекрасных котят, кормила и своих, и внуков, прекрасно выглядела — только начала толстеть. К сожалению, в неполные 13 лет она погибла во время пожара.
Характер нордический — устойчивая психика, доброжелательность, чувство собственного достоинства и полное отсутствие агрессии. Они энергичны, подвижны, любят «взлетать» на шкаф или открытую дверь практически вертикально. На дерево влезают стремительно, а спускаются с дерева вниз головой на когтях очень быстро по спирали, как белка, — на такое способна только эта порода. Сообразительны, понимают многие слова, причем у котят это заметно становится раньше двух месяцев. Очень опрятны. Коты не «метят». Мяукают норвежские лесные крайне редко, только если тому есть серьезная причина. В период сексуальной активности они не орут, а издают тихое мелодичное мурлыканье — журчат.
Прекрасно относятся они к детям, малышам позволяют даже некоторые вольности, не царапаются и не кусаются, просто убегают. Чтобы «норвег» пустил в ход свои мощные когти, его, наверно, надо хорошо разозлить — мне не пришлось такого видеть ни разу, хотя занимаюсь ими уже 16 лет.

Шерсть без колтунов

В доме норвежец — член семьи, компаньон, но кого-то одного он любит особенно нежно. Любопытен — охотно знакомится с гостями, позволяет себя гладить, даже брать на руки, а если гость особенно понравится, то может и сам забраться к нему на колени.
Как преимущество этой породы следует отметить, что шерсть не требует повседневного ухода — она не скатывается в колтуны. Только во время обильной весенней линьки желательно ежедневное вычесывание, а перед выставкой, если на шубке избыток жира, животное следует вымыть с шампунем. Водные процедуры норвег перенесет спокойно, если вы будете аккуратны и шампунь не попадет в глаза. Справляюсь с такой работой без проблем и помощников.

Откуда же они, эти норвежские лесные?

О происхождении этой породы точных сведений нет, версий несколько. Известно, что живут эти кошки в Норвегии с давних времен. О них говорится в преданиях и мифах, в эпосе викингов, в волшебных сказках. Жители Норвегии утверждают, что wegies (от norwegies), скогкэты или гоблинкзты, или коты-тролли, как они называют норвежских лесных кошек, с незапамятных времен жили в лесах страны и давным-давно сами пришли к человеку, поселились рядом с его домом и стали стеречь хозяйские припасы от грызунов. Словом, совсем по Киплингу.
В старинных норвежских преданиях упоминаются огромные пушистые коты, которых Фрейя, богиня красоты, любви, изобилия и сражений впрягала в свою колесницу, направляясь по мирным делам, а на ратные подвиги ее вез огромный золотой ощетинившийся кабан.
В эпосе викингов присутствуют огромные волшебные кошки бога-громовержца Тора. Они обереги и талисманы, сопровождают викингов в походах, залечивают им раны, а когда вождь викингов уплывал на плоту в вечную жизнь, то рядом с ним был его обнаженный меч и священная кошка бога Тора. Возможно, викинги завезли в Норвегию дикую короткошерстую кошку FELIS SIVESTRIS GRAMPIA из Шотландии и она либо мутировала, либо к ней подмешались крови длинношерстых кошек, завезенных из Малой Азии викингами, купцами, путешественниками. Далее свое дело завершил естественный отбор. В условиях сурового климата Норвегии, под ветром, снегом, дождем в густых лесах и на скалистых берегах фиордов возникла эта порода крупных, мощных животных в теплой непромокаемой шубе, с когтями, пригодными для лазанья по деревьям и отвесным скалам, энергичных, ловких охотников. Человек принял минимальное участие в создании этой породы, не вливал в нее другие крови, и потому она по праву считается в Норвегии аборигенной.

Государственное достояние

Первое письменное свидетельство об этой кошке относится к 1599 году: ее описал священник-натуралист Клаузен Фриис. В 1841 году был издан сборник народных норвежских сказок, в которых одним из героев был огромный пушистый волшебный кот. Впервые изображение норвежской лесной кошки увидело свет в 1912 году: в автобиографии художника Галбранссона — это был рисунок автора, созданный на два года раньше.
Норвежские лесные дикие кошки были признаны полезными животными и получили защиту на государственном уровне: в заповедниках лесники должны были оберегать их от браконьеров.
Долгие годы ценили эту кошку только фермеры за ее охотничьи качества, и считалась она беспородной. Только в тридцатые годы прошлого века, когда порода, смешиваясь с короткошерстными кошками, оказалась на грани исчезновения, норвежскую помещением. В большем отсеке коты живут постоянно, круглый год, от непогоды самостоятельно прячутся в теплое помещение; малый отсек — «свадебный». Все животные в этих питомниках доверчивы и ласковы — заходила к котам в вольер, брала на руки, гладила. И в вольере они не дичают — важно, что выросли в доме, с людьми и не обделены вниманием и во взрослом состоянии — занимается ими вся семья заводчика.
В США распространены питомники-фермы, где и кошек и котят держат в вольерах.
У нас, в России, витает уже такая идея — создать большие питомники с наемным обслуживающим персоналом. Смею утверждать, что с норвежской лесной такой вариант не пройдет — из выращенных в вольере котят получатся дикие животные. Не просто так в американском журнале СатТапсу в некоторых объявлениях о продаже сообщается «никогда не содержались в клетке, выросли под ногами».
Я считаю, что разведение кошек нельзя превратить в чистый бизнес. Кошек надо любить, только при этом условии родятся и вырастут в питомнике здоровые, красивые и ласковые животные. Нельзя торопиться с продажей — на Западе не продадут котенка моложе четырех месяцев — к этому возрасту сделаны прививки, выработался иммунитет. У нас зачастую покупатель хочет получить котенка не старше полутора, в крайнем случае, двух месяцев, иногда заявляет, что хочет сам выкормить из соски. Конечно, если бедолагу нашли выброшенного и спасли от смерти, выкормив из пипетки или соски, — честь вам и слава, но если у малыша хорошая мама, пусть он получит вдоволь кошачьего молока. Массаж шершавым кошачьим языком незаменим, а кошка еще и научит опрятности и кошачьим играм. Некоторые заводчики сами спешат продать котят, чтобы меньше на них потратиться и поскорее получить деньги. Безусловно, проблема еще и в том, что наш опыт клубной работы пока мал и мы еще не достигли должного уровня культуры разведения. Необходимо заниматься просветительской работой и с заводчиками, и с рядовыми любителями кошек, воспитывать ответственное отношение к нашим мурлыкам. Они живые!

 
Текст: Светлана Тарасовна Нилова
Фото: Наталья Онищенко, Анна Щитович
По материалам журнала PETS
Назад   В начало страницы    
 
     
     
   
     
 Кошки и творчество
 
   
   
   
   
     
 
 
     
 
 
         
   
 
 
 
 
 
   
 
©Кошки Мира 2006 -