Сказки о кошках

 
   
 

Кот, пёс и жизненный вопрос

  Ку-ка-ре-ку! Подъем! Дворовый петух провозглашал зорьку. Каждое утро он поднимался раньше всех, взлетал на самый высокий шест и пел, что есть мочи.

  Нынешнее утро не было исключением. Как всегда, сначала показались сонные пошатывающиеся куры. Им ужасно не хотелось соскакивать с уютных насестов. Но перечить петуху не хотелось еще больше. И потому птицы продолжали смиренно покидать теплый саманный сарай.

  Гремя ведрами, на крыльцо вышла хозяйка, - надела колоши и, переваливаясь с ноги на ногу, как утка, побрела в коровник доить Чернушку. От грохота вёдер в конуре проснулся Шарик. Он так и не досмотрел последний черно-белый сон про косточку. В нём пёс уже отогнал от сочного кусочка всех соседских собак, - даже злющего рыжего Пирата! - и только-только принялся разгрызать добычу со смачным хрустом.

  Тем временем, утро вошло в наливную пору. Солнечные лучи пробрались сквозь кучерявую грушу, чтобы прогреть остывшую за ночь землю. Из дому выскочил хозяин, придерживая на голове кепку. Снова опаздывал на работу. Умудренный опытом дворовой жизни Шарик знал, что сейчас лучше не попадаться под хозяйские ноги. Себе дороже обойдется. Получишь еще пинка ненароком. Нет, хозяин не злой. Даже может почесать его за мохнатым ухом, когда никуда не торопится. Но в утренние часы о таком добродушии лучше не мечтать. Поэтому, пёс примостился бочком к законной будке, и проследил, как хозяин скрипнул калиткой и исчез.

  Двор гудел многоголосьем, как растревоженный улей. Гоготали, перекликаясь, чванливые гуси в ожидании обеденного выпаса. Идя на улицу, они всегда одаривали Шарика высокомерными взглядами, гордо задирали носы и отворачивались. А заподозрив в его действиях какой либо подвох, шипели "Ущ-щ-щипну". Низко пригибали голову к земле и, действительно норовили больно ущипнуть. С некоторых пор Шарик стал относиться к этим носастым с равнодушием. Ну, их. Вот глупые куры всегда вызывали у него здоровую усмешку. Они и сейчас бегали друг за другом по курятнику, разминая пуховые упитанные окорочка. Вырывали друг у друга из "пасти" съедобную находку.
- Отдай!
- Моё!
- Не дам!
- Дура!
- Сама дура!
- Отдай!
  И так далее. В этом весь смысл их жизни, подумал Шарик и вздохнул. Кого он уважал во дворе, так это корову Чернушку. Большая, с гладкой лоснящейся чёрной шерстью, она вела себя степенно и достойно, как приличествует почтенной корове. Виделись они редко, и в эти встречи Чернушка всегда доброжелательно к нему относилась, благосклонно позволяя крутиться у ног. Шарик ничуть не боялся ее утробного мычания. Просто уши закладывало так, что он глох на некоторое время. В ответ на это корова виновато опускала длинные ресницы, - извини, мол, не хотела. Да, Чернушка самая воспитанная на всем хозяйственном дворе, так размышлял Шарик.

  За всеми собачьими думами он чуть было не пропустил появление хозяйского кота Полосатика. О, к этому жильцу хоздвора пёс относился по особенному. Шарик сам себе не мог признаться, что страшно завидовал полосатому котяре. Вот ведь у кого жизнь как мозговая косточка! Во-первых, спит, сколько хочет. Во-вторых, гуляет, где вздумается. В-третьих, толстый как резиновый мячик хозяйского внука, что приезжает на лето. (Слава собачьему богу, лето позади). И тронуть-то кота нельзя, - не позволено. Разве что к курятнику подпускать не велено. Всегда сытый и довольный, Полосатик нежился на специальной подстилочке, подставляя откормленное брюхо солнышку. Ему, Шарику, если в миску что-нибудь падает два раза в день, то можно считать день удачным. А ведь как он преданно охраняет двор от шальных прохожих! Не дает проходу соседским кошкам не то, что к курятнику, - они даже на хозяйском заборе у него не сидели! Облаивает всех собак, защищая дворовую территорию. А ведь среди них есть неплохие ребята, можно было и подружиться. И ему, Шарику, что так верно и преданно служит хозяевам, нет такого раздолья и счастливой жизни, как полосатому толстяку. Какая все-таки несправедливая жизнь.

  Полосатик уже лениво растянул свою тушу на мягкой подстилке, и довольно щуря желтые глаза, воззрился на него.
- Ну, чего уставился? - нагло промяукал кот. - Служи, охраняй. Кажется, это ты должен делать. Так давай. Чего уселся-то?

  От такой наглости Шарика подбросило.
- Р-рр. Тебе какое дело полосатый матрац с навозом? Кто ты такой, чтобы мне указывать усатая морда? Гав, гав, гав!
- Не старайся, не запугаешь. Меня хозяева любят. Хозяйка шерстку выглаживает, хозяин молоком поит. Думаешь, почему? Просто так, что ли? Ан нет. Имею я к людям подход, чтобы сами хотели меня ласкать и холить. М-рр. Нрав их выучил, все о них знаю, - так мурчал хитрющий кот.
- Прр-рям таки всё? Кто же тебе поверит? Да они просто слепы, и не видят какая ты никчёмная меховая тряпка, никакой пользы от тебя нет. И знать ты о них всего не можешь.
К крыльцу подошла хозяйка, - видимо, управилась с делами, - и стала стягивать с себя передник. Кот нагло подмигнул Шарику жёлтым глазом. Повернулся к хозяйке, и томно глядя на неё, заурчал так громко, что мог бы соперничать с фермерским мини-трактором. Подействовало отменно.
- Ах, ты мой котик. Что? Хозяйке своей рад? Да? - хозяйка наклонилась над Полосатым и погладила его по голове.
Кот ловко перевернулся и подставил под хозяйскую руку пузо. Замурчал еще громче, хотя казалось, куда еще громче?
- Проголодался, небось? Сейчас, молочка вынесу, обожди.
Хозяйка скрылась за дверью и через минуту появилась с блюдцем до краев наполненным парным молоком. У Шарика челюсть отвисла.
- Ну, как? Мр-мр. Я же говорил, все о них знаю. Можешь спросить, что хочешь.
Шарик задумался, а нет ли здесь подвоха, кот соврет не дорого возьмет. А, ладно, спрошу, - решил пёс, - посмотрим, какой он знаток хозяйских душ.
- Почему хозяева на двух лапах ходят, а не на четырех, как мы? - задал он первый вопрос.
- Это просто, - промурлыкал Полосатик. - Передние две лапы им нужны, чтобы миски мыть, еду разносить и курей щипать. Привередливы они в кормёжке, только с мисок едят и только пощипанных птиц. Уж очень боятся перьями подавиться.
- Ладно. А почему у них шерсти нет, как у нас или перьев, как у вон тех? - и Шарик махнул мордой в сторону курятника, где важно расхаживал Петух и строил куриц в рядок для обеденной переклички.
- Это тоже легко объяснить. У них привычка дурацкая - носить одежды. Так они называют тряпки, что на них висят. Вот и доносились, что вся шерсть слезла во-от такими клочками, - кот показал размер клочков, свернув хвост в колечко.
- Что-то я никаких клочков здесь не видывал, - буркнул Шарик и пробежался для верности вокруг груши два раза, поднимая пыль в прогретый воздух.
- Да это давно было, - промурчал Полосатик. - Сейчас они бесшёрстными рождаются. Порода такая, - "лысая".
- Ха, а почему тогда морда у них не в шерсти? Никаких тряпок на морде хозяева не носят, - догадался пес. - Э, брр-решешь ты всё, полосатый, не верю я тебе.
Кот возвел к небу глаза.
- Ой, да это все из-за того, что больно умываться они любят. Да не так как мы, коты, - лапами, а ледяной водой из колодца, брр, - полосатая морда скривилась.

  Шарик сморщил нос. "Головы у соседских индюков тоже лысые. Неужели и они умываются водой колодезной? Нужно как-нибудь проследить в дырку в заборе", - подумал пёс. От мыслей его отвлек петушиный крик из курятника. "Тихий час! Раз, два, три...", - у входа в сарай, петух считал заходящих кур, важно распушив великолепный хвост, какой гусям и не снился. Пучок перьев переливался на солнце зеленым и синим цветами. Загляденье! И Шарик задал последний вопрос:
- А у хозяев есть хвост?
- Хм, - кот прищурился, - Ну-у... рождаются-то они с хвостами: дли-инными такими, тонкими, как у нашей Чернушки. Только потом сразу же купируют их, отрезают то бишь. Мол, для пущей чистоплотности. Чудаки! Что с них взять? Мр-мяу.

  Шарик, не знал, что и сказать, уж больно на правду всё сказанное было похоже.
- Да-а. Удивил, полосатый. Ты на самом деле много о них знаешь, признаю.
Кот приподнялся с подстилки, потянулся, прогибая спину, и медленной походкой двинулся к Шарику.
- Давай с тобой договоримся, дворняга, - мурчал котяра, - Я тебя учу разуму, как получить лишнюю миску вкусной еды, да ласки хозяйской. А ты меня будешь пускать в наш курятник, да так, чтобы хозяйка не заподозрила, - Полосатый не удержался и улыбнулся в усы от удовольствия и предвкушения.

  Тут Шарик крепко задумался. Не зря он считал себя псом рассудительным. Допустим, кот его научит своим хитростям, и миска с вкусной едой уже стоит перед его носом. Хорошо! Очень хорошо! И что, если он будет пускать полосатого в курятник? А то, что хозяйка цыплят не досчитается. А не досчитается, тогда что? Поймет, что коты соседские шныряют по двору, как у себя дома. А потом что? Решит, что он, верный Шарик, уже не тот стал. И тогда? Будет меньше давать еды за нерадивую службу. Какая тогда выгода? А поганец Полосатик будет кур щупать? Ни за что! Пусть он будет получать свою кровную миску с едой не так часто, как полосатый, но его собачья совесть будет чиста.
Шарик поднял высоко хвост.
- Не, полосатый. Лежи на своей подстилке и пухни со скуки. Не хочу я такой жизни. Чего в ней хорошего? Ты же от ожирения месяц, другой и окочуришься, наверняка.
Пес повернулся и с достоинством отправился к будке. Кот так и застыл с вытянутой от удивления и растерянности мордой. В этот раз Шарик был очень доволен собой.

  С тех пор у Полосатика пропал аппетит. Страшась ожирения, кот решил меньше есть. Удивленная хозяйка лишь руками разводила: "Уж не заболел ли?". И ещё, Полосатый стал часто пропадать со двора. Говорят, его кто-то видел в компании манерной кошечки. А что сказать о Шарике? Вся нетронутая котом вкуснятина прямиком перекочёвывала в его миску у будки. Сытый и довольный жизнью Шарик растягивался в прохладе под грушей, слушал будничный гам двора и предавался самым приятным собачьим размышлениям.

Автор: Невер Анна

Назад   В начало страницы    
 
     
     
   
     
 Кошки и творчество
 
   
   
   
   
     
 
 
     
 
 
         
   
 
 
 
 
 
   
 
©Кошки Мира 2006 -